Решения брачного вопроса
глазами Геродота

Из "Истории" Геродота мы выбрали несколько любопытных фрагментов, рассказывающих
о брачных традициях. От редактора здесь только заголовки. Перевод Г.А. Стратановского.

CАМЫЙ БЛАГОРАЗУМНЫЙ ОБЫЧАЙ ВАВИЛОНЯН

      Таково внешнее обличье вавилонян, а о нравах и обычаях их я расскажу вот что. Самый благоразумный обычай, который, как я знаю, бытует также и у иллирийских энетов, по-моему мнению, у них вот какой.
      Раз в году в каждом селении обычно делали так: созывали всех девушек, достигших брачного возраста, и собирали в одном месте. Их обступали толпы юношей, а глашатай заставлял каждую девушку поодиночке вставать и начиналась продажа невест.
      Сначала выставляли на продажу самую красивую девушку из всех. Затем, когда ее продавали за большие деньги, глашатай вызывал другую, следующую после нее по красоте (девушки же продавались в замужество). Очень богатые вавилонские женихи наперебой старались набавлять цену и покупали наиболее красивых девушек. Женихи же из простонародья, которые вовсе не ценили красоту, брали и не красивых девиц и в придачу деньги. После распродажи самых красивых девушек глашатай велел встать самой безобразной девушке или калеке и предлагал взять ее в жены за наименьшую сумму денег, пока ее кто­нибудь не брал с наименьшим приданым. Деньги же выручались от продажи красивых девушек, и таким образом красавицы выдавали замуж дурнушек и калек.
      Выдать же замуж свою дочь за кого хочешь не позволялось, а также нельзя было купленную девушку уводить домой без поручителя. И только, если поручитель установит, что купивший девушку действительно желает жить с нею, ее можно было уводить домой. Если же кто не сходился со своей девушкой, то по закону требовалось возвращать деньги. Впрочем, женихам можно было являться и из других селений и покупать себе девушек. Этот прекраснейший обычай теперь у них уже не существует. Зато недавно они нашли другое средство оградить девиц от обиды и не допустить увода их на чужбину […]
      После завоевания страны и разорения ее персами жители лишились своего имущества, и все простые люди из народа были вынуждены по бедности заставлять своих дочерей заниматься развратом.

ЗАЧЕМ ФРАКИЙЦЫ ВЫБИРАЛИ ЛУЧШУЮ ЖЕНУ?

      Когда кто­нибудь из племени умирает, то его жены (а у всех их много жен) начинают жаркий спор
(при ревностном участии друзей): какую из них покойник-муж любил больше всех. Разрешив спор, мужчины
и женщины осыпают супругу­избранницу похвалами и ближайшие родственники закалывают ее на могиле
и затем предают земле вместе с супругом. Остальные же жены сильно горюют, [что выбор пал не на них]: ведь это для них – величайший позор.

В ЧЕМ МЫ ПОХОЖИ НА ФРАКИЙЦЕВ?

      Обычаи прочих фракийцев вот какие: детей своих они продают на чужбину. [Целомудрия] девушек они не хранят, позволяя им вступать в сношение с любым мужчиной. Напротив, [верность] замужних женщин строго соблюдают и покупают себе жен у родителей за большие деньги. Татуировка [на теле] считается у них [признаком] благородства. У кого ее нет, тот не принадлежит к благородным. Человек, проводящий время
в праздности, пользуется у них большим почетом. Напротив, к земледельцу они относятся с величайшим презрением. Наиболее почетной они считают жизнь воина и разбойника.
      Таковы самые замечательные их обычаи.

КАК ЭЛЛИН ПРОПЛЯСАЛ СВОЮ СВАДЬБУ

      Одним поколением позже Клисфен, тиран Сикионский, настолько возвысил дом Алкмеонидов,
что он стал еще более славен в Элладе. У Клисфена, сына Аристонима, внука Мирона, правнука Андрея, была дочь по имени Агариста.
      Дочь эту он пожелал отдать в жены тому из эллинов, кого он найдет самым доблестным. На Олимпийских играх Клисфен одержал победу с четверкой коней и велел объявить через глашатая: кто среди эллинов считает себя достойным быть зятем Клисфена, может на 60-й день или раньше прибыть в Сикион
(так как Клисфен решил отпраздновать свадьбу дочери в течение года, начиная с 60-го дня).
Тогда все эллины, которые гордились своими предками и родным городом, отправились свататься в Сикион. Для развлечения гостей Клисфен велел устроить конское ристалище и гимнастические состязания...
      ...Больше всех пришлись ему по сердцу женихи из Афин и среди них особенно сын Тисандра Гиппоклид, которого он ценил не только за доблесть, но и за исконное родство с Кипселидами в Коринфе. Между тем наступил день свадебного пиршества, и Клисфен должен был объявить, кого из женихов он выбрал. Тогда Клисфен принес в жертву 100 быков и пригласил на пир женихов и весь Сикион. После угощения женихи начали состязаться в песнях и откровенно-шутливых рассказах. В разгаре пиршества Гиппоклид, который всецело завоевал внимание остальных гостей, велел флейтисту сыграть плясовой мотив. Когда тот заиграл, Гиппоклид пустился в пляс и плясал в свое удовольствие.
      Клисфен же смотрел на всю эту сцену мрачно и с неприязнью. Затем, немного отдохнув, Гиппоклид велел внести стол. Когда стол внесли, Гиппоклид сначала начал исполнять на нем лаконские плясовые коленца,
а затем и другие – аттические. Наконец, упершись головой о стол [и подняв ноги вверх], он стал выделывать коленца ногами. Уже при первом и втором танце Клисфен думал хотя и с ужасом, что этот бесстыдный плясун может стать его зятем, но все же еще сдерживался, не желая высказывать свое неудовольствие. Когда же он увидел, как тот исполняет ногами пантомиму, то не мог уже молчать и вскричал: "О, сын Тисандра, ты, право, проплясал свою свадьбу!". А Гиппоклид ответил ему: "Что за дело до этого Гиппоклиду!". Отсюда пошла известная поговорка о Гиппоклиде.
      Клисфен между тем, водворив молчание, обратился к собравшимся с такими словами: "Женихи моей дочери! Вы все мне любезны, и, если бы это только было возможно, я всем вам угодил бы, не отдавая предпочтения одному избраннику и не отвергая остальных. Но ведь дело идет только об одной девушке,
и потому нельзя исполнить желание всех. Тем из вас, кто получит отказ, я даю по таланту серебра за то,
что он удостоил меня чести породниться со мной, посватавшись к моей дочери, и должен был так долго пребывать на чужбине. А дочь мою Агаристу я отдаю в жены Мегаклу, сыну Алкмеона, по законам афинян". Мегакл объявил о согласии обручиться с Агаристой, и тогда Клисфен назначил срок свадьбы.
      Вот каково было состязание женихов. Таким образом, слава Алкмеонидов разнеслась по всей Элладе.
От брака же Мегакла с Агаристой родился Клисфен, который ввел филы и установил демократию в Афинах. Назван он был по имени деда по матери, тирана Сикионского. Так вот, этот Клисфен и Гиппократ были родными сыновьями Мегакла.

Максим Рыбников

Журнал "Синяя Птица" №29 (R) С.-Петербург, т. 703-83-45

>НАЗАД               >НА ГЛАВНУЮ